Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Марфушенька

Косметические отзывы и советы по макияжу



В Словаре сообщества kosmetichka собрано много моих больших обзоров косметики.
Они достаточно подробные, снабжены указанием цен (увы, устаревших сейчас, но уровень марок отражают) и многие проиллюстрированы фотографиями моих работ до/после макияжа.
Соберу также здесь и закреплю пост.

Collapse )
HOT!

Тяга женщин к красоте

Салон красоты. Лагос, Нигерия, 2014 год. Женщины в фиолетовых платьях стоят в дверях одного из немногих салонов красоты на сваях в трущобах Макоко, Нигерия. В воскресенье, когда женщины из местной общины собираются в церковь, здесь не протолкнуться.



В тяге женщин к красоте есть что-то вечное.
Не в плане: "Вечно они...", а в плане, насколько это символизирует продолжение жизни.

"Из парикмахерской выскочила знакомая дама.
— Безобразие! Жду три часа. Все парикмахерские битком набиты… Вы уже завились?
— Нет,— отвечаю я растерянно.
— Так о чем же вы думаете? Ведь большевики наступают, надо бежать. Что же вы так нечесаная
и побежите?"
Надежда Тэффи


Во время Второй мировой, когда невозможно было достать чулок (колготки ещё не придумали), женщины раскрашивали ноги заваркой или краской и рисовали на них полоски, имитирующие швы на чулках.


Все мы помним сцену из "Места встречи изменить нельзя" - послевоенный показ мод в парке Сокольники.
Только что вернувшийся с фронта Шарапов с восхищением смотрит на элегантных манекенщиц, а зрительницы в толпе делают заметки, записывают и зарисовывают модные силуэты.


Да, нищета, да, разруха, и эти девушки, зарисовывающие платья, пойдут потом вкалывать у станков наравне с мужчинами.

Но, пока женщины смотрят на платья и хотят завиваться, жизнь продолжается.
Me/Scally

Мой отзыв на фильм "Миллионер из трущоб".

О, счастливчик.

Индийский юноша Джамал – сирота и выходец из трущоб с трогательно торчащими ушами – участвует в телеигре “Как стать миллионером” и раз за разом правильно отвечает на вопросы викторины, шокируя своими познаниями всех от ведущего передачи до многомиллионного народа, прилипшего к голубым экранам.
Когда Джамал уже должен сорвать джэк-пот, игра по техническим причинам прерывается, и Джамала хватает под белы ручки полиция. Стражи порядка тащат молодого человека в участок, где интересуются, откуда он такой умный, и немножко пытают.
Джамал рассказывает полицейским свою непростую историю – и жизнь и слезы, и любовь, так или иначе подсказавшие ему правильные ответы, благодаря которым парень сможет стать миллионером и уже стал национальным героем.
Победит ли Джамал в телевикторине? Воссоединится ли, наконец, со своей возлюбленной? Обретут ли друг друга Зита и Гита и есть ли правда на Земле иль нет её и выше?
На все эти вопросы отвечает нам англичанин Дэнни Бойл, поставивший один из главных фильмов 90-хх “На игле”, которому режиссер всю дорогу передает пламенные приветы в “Миллионере”, отхватившем в этом году все основные статуэтки в виде голого золотого дядьдки Оскара.
Дэнни говорит мало, но говорит смачно. Сначала была “Неглубокая могила” – мрачная, как фильмы Хичкока, и наглая, как все творения любого сколько-нибудь стоящего молодого режиссера. Затем “На игле”, роль в которой до сих пор остается лучшей в карьере Макгрегора, который, по большому счету, мог бы вообще больше ничего в кино не играть. “28 дней спустя”, которые, говорят, возродили жанр зомби-муви. “Пекло”, которое, говорят, никто не понял, но часть публики записала в гениальные явления.
В промежутке, к примеру, “Любовный треугольник” про телепортацию, инопланетян и Кеннета Бранну с, как это ни странно, Кортни Кокс. Дикий, но все равно занудный “Пляж” с унылым отъевшимся Ди Каприо и кратким явлением Тильды Суинтон, ради которой, вероятно, все это и затевалось.
А теперь вот “Миллионер”.
Когда все думали, что Бойл либо пойдет в непризнанные гении снимать свою “Страну приливов”, либо переквалифицируется в управдомы и будет с тоской вспоминать, как в пору боевой молодости заставлял будущего Оби Вана нырять в унитаз.
А тут бах! И человек снимает историю Оливера Твиста в индийских декорациях, покоряет киноакадемиков и, самое главное, делает на экране нечто, что даже как-то комментировать трудно.
Кто-то скажет про политкорректность и скривит губы, сочтя историю индийского сироты хорошо продуманным коммерческим проектом.
Кто-то решит, что из него довольно бесцеремонно давят слезу визуальным рядом на тему “А вот в Африке дети голодают”.
Кто-то упрекнет в неумелом самоцитировании, а, следовательно, в отсутствии свежих идей.
Или вот любовная история. Банально, скучно, старо, как мир. Ею несложно публику пронять. Публика, она, как известно, дура. Тут большого ума не надо. Ты вот без любви попробуй.
Но вспоминается, в конечном итоге, другое.
Так уж получилось, что Губерман.
“И спросит Бог: “Никем не ставший,
Зачем ты жил? Что смех твой значит?”
“Я утешал рабов уставших”, -
Отвечу я. И Бог заплачет.”
А потом станцует.
И – непременно под музыку и в стиле Болливуда.