Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Марфушенька

Косметические отзывы и советы по макияжу



В Словаре сообщества kosmetichka собрано много моих больших обзоров косметики.
Они достаточно подробные, снабжены указанием цен (увы, устаревших сейчас, но уровень марок отражают) и многие проиллюстрированы фотографиями моих работ до/после макияжа.
Соберу также здесь и закреплю пост.

Collapse )
Верочка

Dream a little dream



Я хочу, чтобы фильмы о супергероях (я не причисляю к ним фильм "Хранители") были официально признаны тем, чем они на самом деле являются.
Злом.

Чтобы к каждому человеку (режиссеру, сценаристу, продюсеру), который задумает снять фильм о том, как сошлись 150 миллионов долларов с самыми высокими голливудскими гонорарами в борьбе за кассовый миллиард, прилетал бы специальный супергерой и бил бы этого человека головой о стенку - аккуратно, но сильно.

Я хочу, чтобы комиксы о супергероях можно было бы достать только "из-под полы", через знакомых знакомых, как героин.

Чтобы Роберту Дауни-младшему и Скарлетт Йоханнсон за роли Железного человека и Черной вдовы назначили бы общественно-полезные работы, кому что по силам и талантам: ему - разносить по утрам бутылки с кефиром пенсионерам, а в свободное время позировать голышом для женского календаря, а ей как молодой матери - водить с малышней хороводы в детском саду и петь песенку "В лесу родилась елочка". Записи песни распространять бесплатно и давать к ним в нагрузку кило черного шоколада высшего качества.

Я хочу, чтобы из коллективного бессознательного навсегда стерлись и ушли бы во тьму веков такие вещи, как "Капитан Америка Раздирает Пасть Человеку-Муравью", "Мстители Мстят-5" и "Хорошие Характерные Актеры В Ролях Второстепенных Злодеев Трещат По Швам, Но Все Равно Не Могут Вытянуть Эту Дрянь".

Я хочу, чтобы единственные фильмы о супергероях снимали бы любители на собственные деньги по зарекомендовавшим себя литературным первоисточникам, а зрители собирались бы для их просмотра тайно, под покровом темноты, в гостях у проверенных людей.

Может быть, тогда, когда хозяин дома включал бы запись, все, затаив дыхание, видели бы первый кадр: осмысленное человеческое лицо, которое не выходит из комнаты, чтобы не совершить ошибку, и внимательно вслушивались бы в первую реплику: «Вы не откажетесь, надеюсь, признать публично, когда бы вам это ни предложили, что своими настойчивыми и частыми просьбами вы убедили меня опубликовать очень небрежный и неточный рассказ о моих путешествиях, посоветовав нанять нескольких молодых людей из которого-нибудь
университета для приведения моей рукописи в порядок и исправления слога, как поступил, по моему совету, мой родственник Демпиер со своей книгой "Путешествие вокруг света"...»
Me/Scally

Любовь в советском кино: Странная женщина, 1977 год



Фильм-предвестник «Меланхолии» Ларса фон Триера 2011 года.

Молодая, здоровая, красивая адвокатесса (Ирина Купченко) бросает прямо посреди Берлина своего успешного, не вылезающего из заграничных поездок мужа-торгпреда ради любовника с внешностью Василия Ланового.

Лановой ей, впрочем, тоже быстро надоедает — то ли мыслит чересчур прогрессивно вразрез с самой мадам, внезапно скорбящей, что «турниры отменили, турниры отменили, как будто нет на свете ни отваги, ни любви», то ли по другой причине, в фильме не озвученной, но успешно визуализированной: внутри этой молодой, красивой и так далее дамочки — черная невротичная дыра, которую ничем не заполнить, ни загранпоездками, ни домом-полной чашей, ни сексом с Лановым, ни любовью юного провинциального идеалиста.

Проблема этого любопытного кино, в общем, та же, что у «Меланхолии». Главная героиня, вроде как, страдает в духе нигилистической философии «Калигулы» Камю, которому ничего не надо, кроме Луны с неба, но в то же время не оставляет впечатление, что смотришь на истеричную дуру из «Секса в большом городе».

Купченко едва ли ни лучше Сары-Джессики Паркер умеет делать недовольное лицо, и неприязнь вызывает почище Кирстен Данст, да и клиническая депрессия — штука серьезная, а вовсе не выдумка концептуальных режиссеров.

Но по какой-то причине, глядишь на маету всех этих гладких сытых теток, изводящих окружающих своим нарциссизмом, и вспоминаешь не французских экзистенциалистов, а гениальный фарс «Ширли-Мырли»:

«- По-моему, ви слишком много кушать.
- В каком смысле?
- В смысле — зажрались».
Верочка

And Then There Were None/И никого не стало, 2015 год

Секс, наркотики, очень громкий джаз, мальчики кровавые в глазах и мое любимое слово из исторического кино, не теряющее своей актуальности ни в Древнем Риме, ни в горящей Москве 1812 года, да вообще ни в одной сериальной эпохе - OK.

На что похожа 3-серийная экранизация романа Агаты Кристи «10 негритят» от BBC?
На известный анекдот:
- Верно ли, что Рабинович выиграл «Волгу» в лотерею?
- Все верно. Только не Рабинович, а Иванов. И не «Волгу», а сто рублей. И не в лотерею, а в карты. И не выиграл, а проиграл.



Допустим, слово «негритят» из этой песни политкорректный мир выбросил уже давно. Странно, что название еще не заменили на «10 белых гетеросексуальных мужчин», на которых бы никто не обиделся. Кроме того, я бы предпочла, чтобы вся компания приехала на Белый Гетеросексуальный Остров, так хоть смешно бы было. Но они приезжают на Солдатский остров, что имело бы смысл только при условии, что экранизируют игру «Морской бой».

Солдатский остров выглядит очень зловещим. Над ним даже пролетает ворон из «Игры престолов» в режиме слоу-мошн. Дом тоже выглядит очень зловещим. Самым зловещим, конечно, выглядит Чарлз Дэнс в роли Судьи, правда, он тут не главный.
Главный - мужчина с торсом из сериала «Полдарк», ради которого все остальные тоже раздеваются, но скромно ходят в халатах, пока этот товарищ гуляет в полотенце почти так же эффектно, как персонаж другого кино.



Пока артист с торсом показывает, за что ему заплатили гонорар, создатели сериала меняют морально устаревшие реалии Агаты Кристи на новые, актуальные.
Вместо спокойного, собранного, интеллигентного врача - пьяная истеричка, наезжающая на женские права (Тоби Стивенс).
Вместо скользкого, но тихого дворецкого - избивающий жену брутал, придушивший хозяйку подушкой (Ноа Тейлор).
Вместо религиозной старой девы - старая лесбиянка-педофил, тоже, впрочем, религиозная, поскольку в 2015 году смешно было бы не ожидать от религиозного персонажа, чтобы он НЕ был педофилом (Миранда Ричардсон).
Вместо лжесвидетельства за бабло - бескорыстное избиение насмерть беззащитного гея тупым злым полицейским (Берн Горман).
Вместо сурового вершителя правосудия, карающего в финале самого себя, - садист и любитель психологических игр, пускающий себе пулю в лоб, чтобы избегнуть наказания.
Вместо леди и джентльменов - «shit», «piss», «fuck» и «bastard».
Вместо попыток расследования - ор, беготня, суета и кокаиновая оргия с плясками.
Вместо мук нечистой совести - окровавленные покойники все в том же режиме слоу-мошн, заменяющем в сериале психологизм, атмосферу, саспенс и вообще все, что нельзя заменить торсом Полдарка и красным купальником Веры Клейторн.

В конечном итоге повезло только генералу, персонажу Сэма Нила. Во-первых, ему дали произнести реплики из книги, во-вторых, быстро укокошили, lucky bastard.
Увы, перед смертью ему тоже пришлось перенести операцию по смене эпох: вместо двусмысленного посылания любовника жены в опасную операцию - выстрел в лоб, прямой, бесхитростный, грубый и глупый, как этот сериал.

Не смотрите.
А то будете, как и я, сидеть и думать, что человечество однажды вымрет, засунув мокрые пальцы в последнюю работающую на Земле электрическую розетку, оставшуюся от тех далеких времен, когда у людей еще были мозги.
И никого не станет.
Me/Scally

"Высотка" и немного моих отзывов о фильме

Журнал "Мир Фантастики" опубликовал на своем сайте мой отзыв на фильм High-Rise/Высотка с Томом Хиддлстоном, правда, в 3 раза сокращенный, ибо не подо все дают много полос.
Отзыв также появится в июньском номере журнала.
Вэлком читать.



Кому читать совсем влом, на Ютуб-канале журнала "Игромания" вольное переложение моей рецензии, но дающее представление.

Me/Scally

(no subject)

Была на пресс-показе фильма High-Rise/Высотка с Томом Хиддлстоном в главной роли.
Поскольку я пишу рецензию для журнала, то о кино пока говорить не могу, кроме того, что в нем - внимание! - много Хиддлстона.

Хиддлстон голый, Хиддлстон одетый, Хиддлстон в облегающем костюме GQ-motherfucker, Хиддлстон танцует со стюардессами в корридоре и - спойлер! - вертит попой, Хиддлстон в рассветных лучах, во тьме ночной, при свете дня злу не укрыться от меня. Всем поклонницам артиста фильм, безусловно, рекомендуется: вы охиддлстонетесь от головы до пят :-)



А журнал, для которого я пишу рецензию, это «Мир фантастики»!
И, самое главное, в грядущем номере будет моя большая статья о феминизме в фантастике - главный материал всего журнала. Круто ведь, да?
Верочка

Ruby Sparks/Руби Спаркс



Романтическая комедия 2012 года от создателей Little Miss Sunshine, которые остепенились, повзрослели и уехали от лузеров, путешествующих в желтом трейлере, в сторону владельцев успешных особняков на берегу океана.
С одной стороны, недалеко уехали (Пол Дано, робкие мотивы творчества, инфантильность, обаятельная нелепость персонажей).
С другой - вместо этого неглупого и обаятельно нелепого фильма мог бы быть «Секс в Большом городе-3», я бы лично особой разницы не ощутила.

То ли меня сейчас, по большому счету, раздражает практически все, кроме исторической жести, то ли тут действительно что-то не то и не так.
Во всяком случае, если я увижу в ближайшее время еще одну хипстерскую комедию, хипстерскую трагедию, фиолетовые колготки и уютные кафешки на экране, я в него кину чем-нибудь тяжелым.
После просмотра фильма «Из машины» у меня возникло ощущение, что место действия современного американского кино, - умного, глупого, плохого, хорошего, с колготкам на тонких трогательных ногах большеглазых рыжих девушек или на мускулистых ляжках Бэтмена - происходит в какой-то коробке.
Эти нереально крошечные мирки кончаются почти там же, где начинаются.
Персонажи - умные, глупые, плохие, хорошие, с их вылизанными кино-Фотошопом лицами - делают совершенно одинаковые вещи, и когда мочат друг друга на башнях небоскребов, и когда передают чашечку кофе, и вообще - всегда.
Это ужасное ощущение чудовищной ограниченности происходящего, кажется, даже когда показывают океан, он заканчивается у ближайшей стенки. Это одна и та же страна лиллипутов, и плевать, на что она расчитана: на большой бокс-офис или на фестиваль Санденс.

Я понимаю, что это плохая рецензия, даже не рецензия вовсе, но у меня действительно нет особого мнения о фильме.
Кроме одного.
Как и все то полноэкранное, что я видела за последние примерно 5-7 лет, за исключением Whiplash и, в меньшей степени, Birdman, это не творчество.
Это креатив.
И оказалось, что с определенного момента, мне стало безразлично даже, плох он или хорош, остроумен или имеет смертельно серьезное лицо очередной многомиллионной громады Кристофера Нолана, громыхающей от собственной пустоты.

«Только когда он больше не знает, что делает, художник может сделать что-то хорошее», - сказал очень хороший художник Эдгар Дега.
Люди, которые делают все это современное кино... о, как же хорошо они всегда знают, что делают.

Fuck it, короче. Пойду смотреть документалку о Ренессансе.
Me/Scally

Яды, или Всемирная история отравлений, 2001 год



Травите, господа, травите.

До крайности меланхоличное кино вне времени и с размытыми границами пространства, почти бессистемное и вряд ли до конца осмысленное авторами, но при этом исключительно хорошее.

Предыдущим фильмом режиссера Карена Шахназарова были дурные «Сны», за которые его, впрочем, не хочется ругать. Такова была его творческая реакция на шок 90-х, который в стране почувствовали, в общем-то, все, потому что она вдруг взяла и совершенно изменилась, и отобразить это сразу на высоком уровне - задача, посильная разве что великому режиссеру, а Шахназаров не великий, а просто очень достойный.

Но шок, как и все в этой жизни, проходит, и «Яды» тому пример.
Зарядившись, с одной стороны булгаковским квартирным вопросом и явлением нечистой силы в жизни простых граждан, а с другой - сюрреалистической атмосферой эпохи, Шахназаров принялся травить байки об исторических злодеях и их жертвах, причем то, что, по идее, должно было выглядеть в фильме скромными эскизами, набросанными скупыми штрихами, выглядит яркими картинами из «их жизни», какой она когда-то, века назад, была или не была.



Древняя Персия, древняя Греция, Италия эпохи Возрождения - мы видим их глазами персонажа нашей с вами современности, и, возможно, поэтому нам кажется, что он все видит правильно, хотя не исключено, что Шахназарову удалось, пускай даже случайно, показать нераспадающуюся связь времен. Какая разница, кого травят, персидскую царицу или соседа-слесаря, травят-то по одним и тем же причинам. Бремя страстей человеческих всегда будет давлеть над людьми.



В фильме много хороших актеров, из числа звезд и совершенно неизвестных.
Олег Басилашвили в своей будущей роли Воланда у Бортко, Александр Баширов, традиционно представляющий хтоническое зло в мелкой упаковке, Андрей Панин со своим тихим драматизмом, которым, к сожалению, никто из режиссеров не сумел до конца воспользоваться, и куча народу, которого я не знаю, но все справились.



Лучшие сцены фильма - немые, озвученные либо закадровыми голосами, либо одной медитативной электронной музыкой. Сократ принимает чашу цикуты. Папа Александр VI покрывается потом под жарким итальянским солнцем, хлебнув, наконец, вина, предназначенного для других. Полуживого Цезаря Борджиа несут на руках слуги для знаменитого купания в бычьей крови (большой респект Панину, не побоявшемуся обнажиться для этой сцены целиком и показать сами-понимаете-что).

У Шахназарова мог бы получиться фарсовый кино-капустник, но получился театр человеческого абсурда, во всем его блеске и нищете.
Травите, господа, травите.
Яд, в отличие от всего остального на земле, всегда бывает только первой свежести.
Me/Scally

2 Карла

Вслед за двумя фильмами о казненной шотландской королеве Марии Стюарт посмотрела фильмы о её внуке Карле I, которому "повезло" так же, как и бабушке.
Эти фильмы разделяют между собой 33 года.

Cromwell/Кромвель, 1970 год



Фильм настолько классический по всем параметрам, что с современной точки зрения его можно счесть сухим и бездушным.
Но это только потому, что мы испортились.
Сын Кромвеля погибает в битве - не играет душещипательная музыка, наоборот, бьют какие-то литавры, гремят военные фанфары: и снова в бой, покой нам только снится.
Казнят короля - не показывают ни одного дамского обморока и слез из прекрасных глаз.
Нет ни любовных историй, да что там, в фильме вообще только 2 женщины: жена Кромвеля, почти без реплик, и королева Генриетта - французская супруга Карла, снова и снова заставляющая его принимать очень неправильные решения, которые будут стоить ему свободы, короны и головы. Действует она, кстати, не без манипуляций в духе: "Мужик ты или не мужик? А ну, быстро топни ногой и покажи, кто в доме хозяин!"

И он слушается. Конечно, не только потому, что жена сказала. А потому, что король Божей милостью, мазафака! Он вообще не понимает, как может быть по-другому, и почему все это происходит, по какому праву от него чего-то хотят те, кого он столько лет в упор не видел с высоты своего трона.
И поскольку фильм снят с точки зрения истории, а не с точки зрения людей, правы (и не правы) тут все.
И Кромвель, который насмотрелся на беспредел в стране. И Карл на том простом основании, что он таки король.
Только Карл не понимает, что мир изменился. Мир круглый, а Карл - квадратный. В мире начинают рулить некие новые силы, которые даже воевать будут не так, как принято у джентльменов:
" - Когда вы собираетесь напасть на нас, сэр?
- Давайте в десять.
- Давайте лучше в девять. Я пропустил завтрак, хочу поскорее поесть.
- Как скажете, сэр".
Джентльмены с перьями на шляпах раскланиваются друг перед другом, а бывший пивовар в это время дает своим людям сигнал, потому что он со своими людьми пришел завоевывать себе новые права, а не пока-пока-покачиваться.



Кромвель - Ричард Харрис, такой несгибаемый, что временами страшно. Железный Феликс английской революции, пассионарий с низким хриплым голосом, поднимающим толпы. Сила его воли такова, что, даже если кто не знает историю или не читал "Двадцать лет спустя" Дюма, с первой же встречи Кромвелля с Карлом поймет, чем все закончится для короля.



Collapse )

Collapse )